Спасение пастухов - в плохой памяти баранов

Не знаю, как сейчас, а в советское время старые газеты и журналы в библиотеках не выдавались.

Кто помнит о териокском правительстве? Как оно было и вдруг потерялось?

Кто помнит, что ТАСС сначала заявил, что не знает, куда делся южнокорейский самолет, а потом признался, что самолет был сбит?

Кто помнит утверждения сов. СМИ, что советской армии в Испании, Китае, Корее нет?

Кто помнит, как совгеббельсы обвиняли «англо-французских империалистов» в том, что они развязали Вторую Мировую Войну, напав на мирную Германию?

Кто помнит, что зелёные человечки сначала были уроженцами Крыма? Крымским народным ополчением, а вовсе не росс. армией?

Кто помнит заявление Путина, что Крым — украинский?

Самый свежий пример - как нынешние росс. шакалы пера информировали россиян о трагедии с украинским самолетом. Вот линк, смотрите:

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=2554632171418475&id=1543950879153281

И думайте, кем вас считают ваши пастухи.

Антисемитизм и русофобия – это хорошо или плохо?

Энгелина Борисовна Тареева, в своем очень интересном Живом Журнале рассказала о трудностях, к-рые она, как еврейка, испытывала при устройстве на работу в Москве в 1950-х годах https://tareeva.livejournal.com/261494.html?thread=7830390#t7830390.

Я оставил там некий коммент, и вот что мне возразила участница под ником pensiorina:

«Если бы всем евреям в столицах можно было занимать высокооплачиваемые и престижные места, то русских бы там близко не стояло, не пустили бы, вот и приходилось регулировать. В провинции евреи работали в культуре, в образовании и других отраслях.
Может скажете, что в Одессе евреям работы не давали. В союзных республиках русских так регулировали, на руководящие должности выдвигали местные кадры, но никто же не называл это антируссизмом. Плохо это или хорошо - это уже другой вопрос.»

Коротко возразить на это возражение я не сумел, и, чтобы не перетягивать одеяло, т.е. журнал Энгелины Борисовны, на себя, возражаю здесь.

Collapse )

Всех поздравляю! Но с разным.

Христиан поздравляю с религиозным праздником Обрезания Г-сподня. Обрезание Г-сподне - день, когда, по мнению христиан, Тому, Кого они считают Мессией, в полном соответсвии с правилами иудаизма было сделано обрезание. Обрезание, если кто не знает, у иудеев делается в знак приобщения новорожденного к еврейскому народу. Именно этот праздник – день приобщения Спасителя к еврейскому народу - отмечается христианами всего мира 1-го января каждого года. Да, именно от этого дня ведется летоисчисление. Не от сотворения мира - что было бы логично - и не от Рождества Христова - что было бы тоже логично , поскольку рождение Мессии считается более важным событием, чем сотворение мира - а именно от обрезания. Значит, день приобщения Спасителя к еврейскому народу  считается в христианстве более важным событием, чем даже Его рождение.

Нехристиан поздравляю с Новым годом и напоминаю, что они годы считают от того дня, в который некий обряд был проделан над Тем, Кого одни считают Мессией, другие – обычным человеком, а третьи – вымышленным персонажем. Но все сходятся на том, что обряд был иудейский.

В общем, РЕБЯТА, ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО!

Несколько подробней - здесь: http://www.krugozormagazine.com/show/obrezanie.956.html

Тем, кто хочет возразить, что праздник Обрезания Г-сподня отмечается не первого января, а 14-го, я отвечу. Но не здесь, а здесь: https://semenspokojnyj.livejournal.com/2018/12/31/

Опечаки

Бешеный кран (башенный) 

Блядовитое побоище

Бледи и джентльмены

Браво первой ночи

Были когда-то и мы русаками 

Ветренные мельницы

Ветряные мыльницы

Вождь краснорожих

Всемерно известный

Вчера на хуторе близ Диканьки

Двуликий анус

Дерьмовочка

Добил рекорд

Звание – сила

И на старуху бывает порнуха

Леблядиное озеро

Лицемерики

Кавказская племянница

Крыжопник

Между молодцем и наковальней

Мудератор

Не пожелай жены ближнему своему

Один в попе не воин.

Пердатчик

Пердупредить

Предупердить

Полевые органы

Половые растения

Политическое уёбище

Попка для бумаг

Ссанный путь

Трудоёбкий процесс

Увяданья золотом оплаченный

Упрямая кишка

Чингизхам

Шаланды, полные фекалий

Эдит Пиар

Экстрасекс

Комментарии к статье Максима Мировича о Советском Союзе.

Вот сам пост: https://maxim-nm.livejournal.com/547657.html?utm_medium=email&utm_source=JournalNewEntry

Все там верно, но есть некоторые поправки.

Рассказывая о «бесплатном» совобразовании, Максим говорит, что после вуза нужно было отрабатывать два года по назначению. Возможно, в некоторых республиках так и было, но я знаю про три. Кроме того, образование было специфическое, много времени и сил тратили на всякие комдисциплины. Их кратко пробегали в начальной школе, потом подробней с 5-го класса по 8-й, и снова в 9-м и 10-м. Кто шел в вузы и техникумы - опять. В аспирантурах - снова. Неужели шпалоукладчицы хуже укладывали бы шпалы, а инженеры-автомобилестроители строили бы худшие автомобили, если бы первые не проходили в школе Манифест Компартии, а вторые не проходили в школе Манифест Компартии, а в ин-те – Манифест Компартии  и Краковское и Поронинское совещание большевиков?

И еще: бесплатного образования, как и бесплатной медицины и бесплатного жилья, не было. Потому что не бывает. Всегда кто-то платит. Это или сам потребитель, или «весь советский народ». Сравнивая совобразование, совмедицину и совжилье с образованием, медициной и жильем, видим, что второй вариант хуже.

Еще Максим пишет, что в СССР издавались советские писатели вроде Гайдара или Льва Кассиля.

Collapse )

Наш ответ коммунисту

Вот какой линк прислал мне мой постоянный и уважаемый оппонент comrade_voland:

https://www.youtube.com/watch?v=k3UAxI6XH78&feature=youtu.be

Двадцать минут 3,14здежа горячей, пылкой, наполненной юной страстью речи сводятся к следующему:

1. в современных капиталистических странах крупные предприниматели поглощают мелкие, причем поглощаемые 

   1. 1. либо “используют технологию франчайзинга” и становятся крепостными поглощающих гадов (т.е. крупных предпринимателей) и нищими,

   1.2. либо работают в постоянном штате на этих гадов (т.е. крупных предпринимателей) и становятся крепостными и нищими, при этом эти гады (т.е. крупные предприниматели) оплачивают этим нищим медстраховку,

   1.3. либо работают на этих же гадов (т.е. – ну, вы поняли) не в постоянном штате и становятся крепостными и нищими, эти нищие еще глупее нищих из п. 1.2, т.к. те только не убегают на Кубу или в Сев. Корею, а эти не только не убегают на Кубу или в Сев. Корею, но гады (вы помните, кто) еще и не оплачивают им медстраховку,

   1.4. либо работают в своих собственных мелких предприятиях, причем

      1.4.1. работают намного больше, чем в случаях 1.1, 1.2 и 1.3 и

      1.4.2. становятся нищими.

 2. Семейные фермы, family farms – это такие фермы, в руководстве к-рых участвуют только члены одной семьи; family farms могут быть крупными предприятиями, иметь оборот в сотни тысяч долларов и нанимать совершенно посторонних людей.

Collapse )

Зоотехнический парадокс

Зоотехника— наука об использовании животных (из газет).

Один из методов заставить осла идти туда, куда нужно хозяину, - это привязать ему спереди морковку. Он к ней идет, она отодвигается, он к ней, она от него...

С этой же целью совдуракам привязывали коммунизм. Дескать еще немного, еще чуть-чуть — и будет тебе царствие небесное на земле каждому-по-потребности. А росдуракам привязывают крах доллара, гибель Америки, Йелоустоунский вулкан, ... Погуглите “Крах доллара“ или “Крах США“.

У осла есть смягчающее обстоятельство: все-таки морковка – это нечто съедобное. Привяжи ему крах доллара, крымнаш, прибалтиканаш — ведь не пойдет, ни за что не пойдет! А роспатррриоты (не путать с патриотами России) даже не идут. Они бегут. 

Как много в природе таинственного! (©А.П. Чехов) 

Советский американец о пакте Молотова-Риббентропа

 

Robert Robinson, https://en.wikipedia.org/wiki/Robert_Robinson_(engineer), американский негр, от бедности и расизма переехал в 1930-х переехал в СССР. Был рабочим, кончил институт, работал инженером, был депутатом Моссовета. Отказался от американского гражданства и принял советское, о чем впоследствии горько жалел. Репрессирован не был. Много лет добивался выезда из СССР, в 1970-х его выпустили, но не в Америку, а в турпоездку в Уганду, где он попросил политическое убежище. Позже американское правительство разрешило ему вернуться в США. Написал интереснейшие воспоминания https://libking.ru/books/sci-/sci-history/606823-32-robert-robinson-chernyy-o-krasnyh-44-goda-v-sovetskom-soyuze.html#book, отрывок из которых предлагаю вашему вниманию.


Хотя союз России с Германией был мне так же отвратителен, как и большинству советских граждан, я предпочитал держать свое мнение при себе. Я знал: что бы ни побудило Сталина сделать этот шаг, он наверняка его тщательно продумал. Целый день после объявления о подписании пакта заводские коммунисты хранили угрюмое молчание. Незадолго до конца смены их созвали на партсобрание. То, что они там услышали, удивительным образом изменило их настроение, и утром они явились на завод бодрые и даже веселые. Газеты напечатали передовые статьи с призывами к гражданам не предаваться унынию и верить в мудрость советского строя. Не вдаваясь в объяснения, их авторы уверяли, что соглашение с Германией заключено в интересах народа.

На самом деле одним из непосредственных результатов пакта для среднего русского стало ухудшение снабжения, поскольку мясо, сахар, яйца, масло и муку теперь вывозили в Германию. С этим было трудно смириться, тем более что эти продукты совсем недавно — после отмены существовавшей многие годы карточной системы — появились на прилавках магазинов. Я слышал, как даже коммунисты ворчали по поводу отправки продовольствия в Германию. Мы так и не узнали, получила ли Россия от соглашения с Германией хотя бы что-нибудь, кроме отсрочки войны на два года.

Разумеется, твердолобые партийцы безоговорочно одобрили подписание пакта. Те, у кого были сомнения по этому поводу, не осмеливались их открыто высказывать. Однако в узком кругу некоторые из них все-таки выдавали себя: предварительно пропев хвалу кремлевским вождям, они с невинным видом роняли: «Не ослабило бы подписание соглашения с фашистской страной идеологического фундамента нашей родины». Потом, правда, произносилось что-нибудь вроде: «Впрочем, товарищу Сталину и членам Политбюро, конечно же, виднее».

После подписания договора советская пропаганда сменила лозунги и переставила акценты. С 1930 года, когда я приехал в Советский Союз, газеты и радио трубили о том, что коммунизм должен распространиться на весь земной шар, и долг каждого советского гражданина — служить этой цели. Под названием всех газет и журналов красовался призыв: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Теперь же на передний план выступил патриотизм. Во всех цехах были развешаны гигантские лозунги, призывающие любить родину. Плакаты с такими же призывами украшали вокзалы. Даже цветы вдоль железной дороги были высажены таким образом, что они составляли не яркие узоры, а лозунги. Русских заклинали: «Любите свою великую родину!» Дух интернационализма ушел в прошлое. Разумеется, меня никто не мог принять за русского, и это не замедлило сказаться. Знакомые, которые раньше относились ко мне по-дружески, теперь чурались меня. На улице прохожие перестали меня приветствовать, а нередко выказывали презрение.

В Москве на улицах стали попадаться немецкие военные. В основном они вели себя вполне дружелюбно. Среди русских желания брататься с немцами я практически не заметил (правда, Красная армия переняла у нацистов строевой шаг). И дело было не только в том, что их любимыми продуктами теперь снабжали бывших врагов. Пропаганда разжигала патриотический пыл, отчего все иностранцы вызывали недоверие.

В России не сообщали, на каких именно условиях заключен пакт с Германией. Однако скоро действия Красной армии кое-что прояснили. В 1939–1940 годах советские войска захватили Эстонию, Латвию, Литву, часть Польши, а также Бессарабию и Черновцы в Румынии. Германия не возражала. Один из двух могучих гигантов пожирал беззащитные страны, зная, что другой делает то же самое.

Русских переполняло чувство гордости. Помню, я пошел на вечерний сеанс в кино. Показывали кинохронику. Когда на экране красноармейцы-пехотинцы и бронемашины проходили по Бессарабии, зал встал: все принялись аплодировать, громко выражать свое одобрение, кричать «ура» и угрожающе потрясать в воздухе кулаками. Они откровенно гордились тем, как их родина опустошает беззащитную страну. Меня это поразило.

«Так вот, оказывается, как коммунисты собираются устанавливать мир и социальную справедливость во всем мире», — подумал я. Не меньше удивила меня реакция русских на прозвучавшее по советскому радио 10 декабря 1939 года сообщение о том, что Финляндия спровоцировала миролюбивую Россию на войну. Все были возмущены поведением Финляндии — игнорируя очевидный факт, что эта страна гораздо меньше и слабее Советского Союза. Никому и в голову не пришло, что агрессоры — не финны, а Советы.

Когда на следующий день после сообщения о начале войны я пришел на завод, то понял, что решение оккупировать Финляндию, скорее всего, было непродуманным. Десятки рабочих должны были незамедлительно явиться на призывной пункт своего района — им даже не дали времени зайти домой и попрощаться с родными. Столь спешный призыв стал возможен потому, что в Советском Союзе все мужчины до шестидесяти лет считаются резервистами.

С призывного пункта резервистов на грузовиках перевезли в лагеря, где формировались военные подразделения. Они получили там военную форму и прошли ускоренный двухдневный курс военной подготовки, после чего их отправили на фронт. Несколько месяцев спустя мой знакомый Михаил вернулся из Финляндии и рассказал, что ему довелось пережить. По его словам, вначале новобранцам обещали, что они очень скоро возвратятся домой. Однако суровая финская зима не была союзником Советов в этой войне. Резервисты, которых забрали на призывной пункт прямо с работы, отправились на фронт в тонких носках. Тысячи из них отморозили ноги, причем настолько серьезно, что их пришлось ампутировать. Михаила спасло то, что он догадался обернуть ноги газетой, а также «утеплить» газетами сапоги, отправляясь в разведку — командир приказал ему захватить в плен финского «языка», чтобы выведать у него секреты вражеской неуловимости.

Трудноуловимыми финнов делали белая маскировочная одежда и белые лыжи, позволявшие им быстро перемещаться с места на место. Русские же, одетые в форму темного цвета, представляли собой отличную мишень для финских снайперов-невидимок. Кроме того, снег, покрывавший все толстым ковром, затруднял ориентацию даже при наличии карты. Часто хитрые финны заманивали в ловушку целые батальоны русских и уничтожали их. Случалось и такое, что наступавшие красноармейцы оказывались на заминированном льду озера. Взрыв — и они шли ко дну.

В конце концов, разумеется, Финляндия не смогла устоять перед советской громадой и уступила требованиям Кремля: 12 марта 1940 года был подписан мирный договор. Россия получила Карельский перешеек, морскую базу на полуострове Ханко и другие территории. Финны были вынуждены предоставить советскому военно-морскому флоту базу в одном из своих портов. В короткой войне Советский Союз понес большие потери. Однако опыт военных действий в Финляндии научил СССР воевать в условиях зимы. Сразу после Финской войны Красная армия включила в зимнее обмундирование белые маскировочные халаты и белые лыжи; год спустя, когда Россия воевала с Германией, это ей очень пригодилось.

Идиотизм западной левой интеллигенции

Однажды Лион Фейхтвангер, очень хороший немецкий писатель, приехал в СССР. Хотел разобраться, что там происходит.  Для этого ему нужно было самостоятельно, т.е. без провожатых, походить по Москве. И ему это удалось!  Он сам все осмотрел, все ему очень понравилось, о чем он впоследствии с восторгом написал. Полней понять совжизнь ему помогла счастливая случайность - необыкновенно повезло с таксистом. Тот оказался очень знающим, хорошо его повозил, много интересного показал и даже говорил по-немецки.

А Стейнбек, тоже хороший писатель, но американский, приезжал в СССР в конце 1940-х. Ему тоже все очень понравилось, о чем он тоже написал. Написал и о забавном недоразумении, которое чуть не омрачило его впечатления. Его поселили в гостинице, а напротив был жилой дом, и из окна этого дома фотографировали, что происходит в его номере. Он заподозрил слежку, но оказалось, что там просто жил профессиональный фотограф, который просто тестировал свою аппаратуру.

А потом Стейнбек побывал в колхозе, причем доехать можно было только до станции, а дальше регулярного транспорта не было.  Но ему тоже повезло — на станции оказался мужик с подводой, к-рый как раз ехал в тот самый колхоз. Он любезно согласился подвезти американца и по дороге очень интересно рассказывал. Очень попался знающий человек, что, впрочем, неудивительно, т.к. он оказался председателем того самого колхоза.

Дела давно минувших дней? Не скажите.

Collapse )